Об использовании инсайдерской информации на рынке ценных бумаг

Необходимость разработки и принятия законодательства, регулирующего вопросы так называемой «инсайдерской» (ограниченной для ознакомления) информации, становится в последнее время все более актуальной для России. Насущность принятия такого законодательства обусловлена реальными потребностями российского рынка ценных бумаг. Участники рынка все более заинтересованы в тщательном законодательном регулировании вопросов, касающихся доступа к внутренней информации компаний. Разработка эффективных правовых механизмов, существенно ограничивающих и/или полностью запрещающих использование внутренней информации при заключении сделок на рынке ценных бумаг, является одним из необходимых условий стабильности российского фондового рынка, повышения его привлекательности для иностранных инвесторов.

Как сторонники, так и противники разработки нового законодательства приводят два аргумента:

  • наличие специальных законов об инсайдерской информации в других странах;
  • возможность получения значительной прибыли определенным лицом при наступлении события, провоцирующего неустойчивость рынков.

Сам по себе факт существования подобных нормативных актов в большинстве западных стран не может служить единственным основанием для принятия аналогичных нормативно-правовых актов в России. В ряде стран, которые традиционно считаются примером развитого законодательства об инсайдерской торговле (например США, Великобритания), ставится под сомнение необходимость ответственности за разглашение инсайдерской информации.

Такой аргумент, как принятие нового законодательства об инсайдерской торговле, неминуемо приведет к значительному притоку иностранных инвестиций, может быть использован лишь для демонстрации преимуществ, возникающих в краткосрочной перспективе. Основная же цель законодателя должна заключаться в достижении максимально возможного долгосрочного положительного воздействия на рынок.

Эффективное законодательное регулирование вопросов инсайдерской торговли в России возможно лишь при условии тщательного изучения особенностей внутреннего рынка и, прежде всего, определения типичных случаев, связанных со злоупотреблением некоторыми лицами имеющимся у них доступом к внутренней информации компаний.

Существует ряд примеров, традиционно приводимых в ходе дискуссии о принятии законодательства, регулирующего вопросы так называемой инсайдерской информации.

Наиболее известный пример — ситуация накануне кризиса 1998 г. Подобного рода коллапсы национальных финансовых систем приводят не только к серьезным убыткам, но позволяют наиболее удачливым участникам рынка извлечь для себя определенную выгоду. Зачастую сам факт получения некоторыми лицами прибыли в подобной ситуации может показаться подозрительным. Однако причины удачных действий на рынке, приведших к получению прибыли, бывают разными.

Вероятно, что некоторым инвесторам удалось предсказать произошедшие впоследствии события по результатам профессионально проведенной аналитической работы (может быть, даже просто благодаря интуиции). Таким образом, основанием для действий инвесторов на рынке в момент кризиса и до его наступления явились предположения о событиях, которые произошли или произойдут в будущем. Можно ли говорить об ответственности в данном случае? Очевидно, нет.

Применение ответственности возможно только при наличии в действиях состава правонарушения. Может быть, кто-то из государственных служащих поведал частным лицам о планах правительства. Существующие в российском законодательстве нормы позволяют привлечь к ответственности лиц, разглашающих служебную тайну.

Автор записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *